2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

Сказка Волшебник Изумрудного города 4 стр

Страшила взглянул на неё с упрёком:

 

– Моя жизнь так коротка, что я ничего не знаю. Ведь меня сделали только вчера, и я понятия не имею, что было раньше на свете. К счастью, когда хозяин делал меня, он прежде всего нарисовал мне уши, и я мог слышать, что делается вокруг. У хозяина гостил другой жевун, и первое, что я услышал, были его слова: «А ведь уши-то велики!» – «Ничего! В самый раз!» – ответил хозяин и нарисовал мне правый глаз.

 

И я с любопытством начал разглядывать всё, что делается вокруг, так как – ты понимаешь – ведь я в первый раз смотрел на мир.

 

«Подходящий глазок» – сказал гость. – Не пожалел голубой краски!»

 

«Мне кажется, другой вышел немного больше», – сказал хозяин, кончив рисовать мой второй глаз.

 

Потом он сделал мне из заплатки нос и нарисовал рот, но я не умел ещё говорить, потому что не знал, зачем у меня рот. Хозяин надел на меня свой старый костюм и шляпу, с которой ребятишки срезали бубенчики. Я был страшно горд, и мне казалось, что выгляжу, как настоящий человек.

 

«Этот парень будет чудесно пугать ворон», – сказал фермер.

 

«Знаешь что? Назови его Страшилой!» – посоветовал гость и хозяин согласился.

 

Дети фермера весело закричали: «Страшила! Страшила! Пугай ворон!»

 

Меня отнесли на поле, проткнули шестом и оставили одного. Было скучно висеть, но слезть я не мог. Вчера птицы ещё боялись меня, но сегодня уже привыкли. Тут я и познакомился с доброй вороной, которая рассказала мне про мозги. Вот было бы хорошо, если бы Гудвин дал их мне…

 

– Я думаю, он тебе поможет, – подбодрила его Элли.

 

– Да, да! Неудобно чувствовать себя глупцом, когда даже вороны смеются над тобой.

 

– Идём! – сказала Элли, встала и подала Страшиле корзинку.

 

К вечеру путники вошли в большой лес. Ветви деревьев спускались низко и загораживали дорогу, вымощенную жёлтым кирпичом. Солнце зашло и стало совсем темно.

 

– Если увидишь домик, где можно переночевать, скажи мне, – попросила Элли сонным голосом. – Очень неудобно и страшно идти в темноте.

Скоро Страшила остановился.

 

– Я вижу справа маленькую хижину. Пойдём туда?

 

– Да, да! – ответила Элли. – Я так устала!..

 

Они свернули с дороги и скоро дошли до хижины. Элли нашла в углу постель из мха и сухой травы и сейчас же уснула, обняв рукой Тотошку. А Страшила сидел на пороге, оберегая покой обитателей хижины.

 

Оказалось, что Страшила караулил не напрасно. Ночью какой-то зверь с белыми полосками на спине и на чёрной свиной мордочке попытался проникнуть в хижину. Скорее всего, его привлёк запах съестного из Эллиной корзинки, но Страшиле показалось, что Элли угрожает большая опасность. Он, затаившись, подпустил врага к самой двери (враг этот был молодой барсук, но этого Страшила, конечно не знал). И когда барсучишка уже просунул в дверь свой любопытный нос, принюхиваясь к соблазнительному запаху, Страшила стегнул его прутиком по жирной спине.

Барсучишка взвыл, кинулся в чащу леса, и долго ещё слышался из-за деревьев его обиженный визг…

Остаток ночи прошёл спокойно: лесные звери поняли, что у хижины есть надёжный защитник. А Страшила, который никогда не уставал и никогда не хотел спать, сидел на пороге, пялил глаза в темноту и терпеливо дожидался утра.

Спасение железного дровосека

лли проснулась. Страшила сидел на пороге, а Тотошка гонял в лесу белок.

 

– Надо поискать воды, – сказала девочка.

 

– Зачем тебе вода?

 

– Умыться и попить. Сухой кусок не идёт в горло.

 

– Фу, как неудобно быть сделанным из мяса и костей! – задумчиво сказал Страшила. – Вы должны спать, и есть, и пить. Впрочем, у вас есть мозги, а за них можно терпеть всю эту кучу неудобств.

 

Они нашли ручеёк, и Элли с Тотошкой позавтракали. В корзинке оставалось ещё немного хлеба. Элли собралась идти обратно в хижину, но тут послышался стон.

 

– Что это? – спросила она со страхом.

 

– Понятия не имею, – отвечал Страшила. – Пойдём, посмотрим.

 

Стон раздался снова. Они стали пробираться сквозь чащу. Скоро они увидели среди деревьев какую-то фигуру. Элли подбежала и остановилась с криком изумления.

 

У надрубленного дерева с высоко поднятым топором в руках стоял человек, целиком сделанный из железа. Голова его, руки и ноги были прикреплены к железному туловищу на шарнирах; на голове вместо шапки была медная воронка, галстук на шее был железный. Человек стоял неподвижно, с широко раскрытыми глазами.

Тотошка с яростным лаем попытался укусить ногу незнакомца и отскочил с визгом: он чуть не сломал зубы.

 

– Что за безобразие, ав-ав-ав! – пожаловался он. – Разве можно подставлять порядочной собаке железные ноги?..

 

– Наверно, это лесное пугало, – догадался Страшила. – Не понимаю только, что оно здесь охраняет?

 

– Это ты стонал? – спросила Элли.

 

– Да… – ответил Железный Дровосек. – Уже целый год никто не приходит мне помочь…

 

– А что нужно сделать? – спросила Элли, растроганная жалобным голосом незнакомца.

 

– Мои суставы заржавели, и я не могу двигаться. Но, если меня смазать, я буду как новенький. Ты найдёшь маслёнку в моей хижине на полке.

 

Элли с Тотошкой убежали, а Страшила ходил вокруг Железного Дровосека и с любопытством рассматривал его.

 

– Скажи, друг, – поинтересовался Страшила. – Год – это очень долго?

 

– Ещё бы! Год – это долго, очень долго! Это целых триста шестьдесят пять дней!..

 

– Триста… шестьдесят… пять… – повторил Страшила. – А что, это больше чем три?

 

– Какой ты глупый! – ответил Дровосек. – Ты, видно, совсем не умеешь считать!

– Ошибаешься! – гордо возразил Страшила. – Я очень хорошо умею считать! – И он начал считать, загибая пальцы: – Хозяин сделал меня – раз! Я поссорился с вороной – два! Элли сняла меня с кола – три! А больше со мной ничего не случилось, значит, дальше и считать незачем!

 

Железный Дровосек так удивился, что даже не смог ничего возразить. В это время Элли принесла маслёнку.

 

– Где смазывать? – спросила она.

 

– Сначала шею, – ответил Железный Дровосек.

 

И Элли смазала шею, но она так заржавела, что Страшиле долго пришлось поворачивать голову Дровосека направо и налево, пока шея не перестала скрипеть.

 

– Теперь, пожалуйста руки!

 

И Элли стала смазывать суставы рук, а Страшила осторожно поднимал и опускал руки Дровосека, пока они стали действительно как новенькие. Тогда Железный Дровосек глубоко вздохнул и бросил топор.

 

– Ух, как хорошо! – сказал он. – Я поднял вверх топор, прежде чем заржаветь и очень рад, что могу от него избавиться. Ну, а теперь дайте мне маслёнку, я смажу себе ноги и всё будет в порядке.

 

Смазав ноги так, что он мог свободно двигать ими, Железный Дровосек много раз поблагодарил Элли, потому что он был очень вежливым.

 

– Я стоял бы здесь до тех пор, пока не обратился бы в железную пыль. Вы спасли мне жизнь! Кто вы такие?

 

– Я Элли, а это мои друзья…

 

– Тото!

 

– Страшила! Я набит соломой!

 

– Об этом нетрудно догадаться по твоим разговорам, – заметил Железный Дровосек. – Но как вы сюда попали?

 

– Мы идём в Изумрудный город к великому волшебнику Гудвину и провели в твоей хижине ночь.

 

– Зачем вы идёте к Гудвину?

 

– Я хочу, чтобы Гудвин вернул меня в Канзас, к папе и маме, – сказала Элли.

 

– А я хочу попросить у него немножечко мозгов для моей соломенной головы, – сказал Страшила.

 

– А я иду просто потому, что люблю Элли и потому, что мой долг – защищать её от врагов! – сказал Тотошка.

 

Железный Дровосек глубоко задумался.

 

– Как вы полагаете, великий Гудвин может дать мне сердце?

 

– Думаю, что может, – отвечала Элли. – Ему это не труднее, чем дать Страшиле мозги.

 

– Так вот, если вы примете меня в компанию, я пойду с вами в Изумрудный город и попрошу великого Гудвина дать мне сердце. Ведь иметь сердце – самое заветное моё желание!

 

Элли радостно воскликнула:

 

– Ах, друзья мои, как я рада! Теперь вас двое, и у вас два заветных желания!

 

– Пойдём с нами, – добродушно согласился Страшила.

 

Железный Дровосек попросил Элли доверху наполнить маслом маслёнку и положить её на дно корзинки.

 

– Я могу попасть под дождь и заржаветь, – сказал он. – И без маслёнки мне придётся плохо…

 

Потом он поднял топор, и они пошли через лес к дороге, вымощенной жёлтым кирпичом.

 

Большим счастьем было для Элли и Страшилы найти такого спутника, как Железный Дровосек – сильного и ловкого.

 

Когда Дровосек заметил, что Страшила опирается на корявую сучковатую дубину, он тотчас срезал с дерева прямую ветку и сделал для товарища удобную и крепкую трость.

umorashka@gmail.com

ул. Воздвиженка, 3/5, Москва, 119019

© 2016 - 2019 г. by  Umorashka.ru

тел: +7 966 337 52 50 с 9 до 19 часов

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта