2   3   4   5   6   7   8   9   10   11   12  13  14  15  16  17  18  19  20  21

Сказка Волшебник Изумрудного города 18 стр

Гудвин пробил в груди Дровосека небольшое отверстие и показал ему красивое шёлковое сердце, набитое опилками.

 

– Нравится ли оно вам?

 

– Оно прелестно! Но доброе ли оно и сможет ли любить?

 

– О, не беспокойтесь! – ответил Гудвин. – С этим сердцем вы будете самым чувствительным человеком на свете.

 

Сердце было вставлено, дыра запаяна, и Железный Дровосек, ликуя, поспешил к друзьям.

– О, как я счастлив, милые друзья мои! – громко заявил Дровосек. – Сердце бьётся в моей груди, как прежде. Даже сильнее чем прежде! Я так и чувствую, как оно стучит о грудную клетку при каждом моём шаге! И знаете что? Оно гораздо нежнее того, которое было у меня прежде! Меня переполняет любовь и нежность!

 

В тронный зал вошёл Лев.

– Я пришёл за смелостью, – робко молвил он, переминаясь с лапы на лапу.

 

– Одну минуточку! – сказал Гудвин. Он достал из шкафа бутылку и вылил содержимое в золотое блюдо. – Вы должны выпить этот напиток!

 

Запах не особенно понравился Льву.

 

– Что это? – недоверчиво спросил он.

 

– Это смелость! Она всегда бывает внутри и вам необходимо проглотить её!

 

Лев сделал гримасу, но выпил жидкость и даже вылизал всю тарелку.

 

– О, я уже становлюсь смелым! Храбрость заструилась по моим жилам и переполняет моё сердце! – заревел он в восторге. – Спасибо, о спасибо, великий волшебник! – И Лев помчался к своим друзьям…

 

Для Элли потянулись дни тоскливого ожидания. Видя, что три заветных желания её друзей исполнились, она горячее, чем прежде, стремилась в Канзас. Маленькая компания целыми днями вела разговоры.

 

Страшила уверял, что у него в голове бродят замечательные мысли, к сожалению, он не может открыть их, так как они понятны только ему одному.

 

Железный Дровосек рассказывал, как ему приятно чувствовать, что сердце бьётся у него в груди при ходьбе. Он был совершенно счастлив.

 

А Лев гордо заявил, что он готов сразиться с десятью саблезубыми тиграми – так у него много смелости! Железный Дровосек даже опасался, не слишком ли большую порцию смелости преподнёс Льву волшебник и не сделал ли он Льва безрассудным: ведь безрассудство ведёт к гибели.

 

Одна Элли молчала и печально вспоминала о Канзасе.

 

Наконец Гудвин призвал её:

 

– Ну, дитя моё, кажется, я додумался, как нам попасть в Канзас!

 

– И вы отправляетесь со мной? – изумилась Элли.

 

– Обязательно, – ответил бывший волшебник. – Мне, признаться, надоело затворничество и вечный страх быть разоблачённым. Лучше я вернусь в Канзас и поступлю работать в цирк!

 

– О, как я рада! – вскричала Элли и захлопала в ладоши. – Когда же в путь?

 

– Не так скоро, дитя моё! Я убедился, что из этой страны можно выбраться только по воздуху. Ведь и я на баллоне и ты в домике – мы принесены сюда ураганом. Мой баллон цел – я хранил его все эти годы. На него лишь кое где придётся наклеить заплаты. А лёгкий газ водород, которым наполняют шары, я добыть сумею.

 

Починка воздушного шара продолжалась несколько дней. Элли предупредила друзей о скорой разлуке, и все трое – Страшила, Дровосек и лев – страшно опечалились.

Пришёл назначенный день. Гудвин объявил по городу, что отправляется навестить старого друга – великого волшебника солнце, с которым не видался много лет. Дворцовая площадь наполнилась народом. Гудвин пустил в ход водородный аппарат, и шар стал быстро надуваться. Когда баллон наполнился, к ужасу и восторгу толпы, Гудвин влез в корзину и обратился к народу:

 

– До свиданья, друзья мои!

 

Раздались крики ура и вверх полетели зелёные шапки.

 

– Мы много лет жили в мире и согласии, и мне больно расставаться с вами… – Гудвин вытер слезу и в толпе послышались вздохи. – Но мой друг солнце настоятельно зовёт меня, и я повинуюсь: ведь солнце более могущественный волшебник, чем я! Вспоминайте обо мне, но не слишком грустите: грусть вредит пищеварению. Соблюдайте мои законы! Не снимайте очков: это принесёт вам великие бедствия! Вместо себя я назначаю вашим правителем достопочтенного господина Страшилу Мудрого!!!

 

Изумлённый Страшила вышел вперёд, опираясь на великолепную трость и важно приподнял шляпу. Мелодичный звон бубенчиков привёл толпу в восторг: в Изумрудном городе не было обычая подвязывать бубенчики под шляпы. Толпа бурно приветствовала Страшилу и тут же поклялась в верности новому правителю.

 

Гудвин позвал Элли, нежно прощавшуюся с друзьями:

 

– Скорей в корзину! Шар готов к полёту!

Элли в последний раз поцеловала в морду большого грозного Льва. Лев был растроган: из его глаз капали крупные слёзы, и он забывал вытирать их кончиком хвоста. Потом Страшила и Железный Дровосек нежно пожимали Элли руки, а Тотошка прощался со Львом, уверяя, что он никогда не забудет своего большого друга и будет передавать от него привет всем львам, которых ему доведётся встретить в Канзасе.

 

Неожиданно налетел вихрь.

 

– Скорей! Скорей! – вскричал встревоженный волшебник: он заметил, что рвущийся в небо шар до предела натянул верёвку и грозил вот-вот оборвать её.

 

И вдруг – трах! – верёвка лопнула и баллон взвился вверх!

 

– Вернитесь! Вернитесь! – в отчаяньи ломала руки Элли. – Возьмите меня в Канзас!

 

Но – увы! – воздушный шар не смог спуститься: ураган подхватил его и помчал с ужасной силой.

 

– Прощай, дитя моё! – слабо донёсся голос Гудвина, и шар скрылся среди набежавших туч!

 

Жители Изумрудного города долго смотрели на небо, а потом разошлись по домам.

 

Назавтра случилось полное солнечное затмение. Граждане Изумрудного города решили, что это Гудвин затемнил солнце, спускаясь на него.

 

По всей стране разнеслась молва, что бывший правитель Изумрудного города живёт на солнце. Народ долго помнил о Гудвине, но не слишком горевал о нём: ведь у них был новый правитель, Страшила мудрый, настолько умный, что ум не помещался у него в голове и выпирал наружу в виде иголок и булавок. Жители Изумрудного города страшно возгордились:

 

– Нет в мире другого города, правитель которого был бы набит соломой!

 

Бедная Элли осталась в стране Гудвина. Рыдая, вернулась она во дворец. Ей казалось, что у неё уже нет надежды на возвращение в Канзас.

Снова в путь!

лли безутешно плакала, закрыв лицо руками. В комнате послышались тяжёлые шаги Железного Дровосека.

 

– Я побеспокоил тебя! – смущённо спросил Дровосек. – Я понимаю, что тебе не до меня, ты сама расстроена, но видишь ли, мне хочется поплакать о Гудвине, а некому вытирать мои слёзы: Лев сам плачет на заднем дворе, а Страшила – правитель, и неудобно беспокоить его по пустякам.

 

– Бедняжка!..

 

Элли встала и, пока Дровосек плакал, старательно вытирала слёзы полотенцем. Когда же он кончил, то очень тщательно смазался маслом из драгоценной маслёнки, поднесённой ему мигунами. – Он всегда носил её у пояса.

 

Ночью Элли приснилось, что огромная птица несёт её высоко над канзасской степью и вдали уже виден родной дом. Девочка радостно закричала. Она пробудилась от собственного крика и не могла больше заснуть от разочарования.

 

Утром компания собралась в тронном зале поговорить о будущем. Новый правитель Изумрудного города торжественно восседал на мраморном троне: остальные почтительно стояли перед ним.

Сделавшись правителем, Страшила сразу осуществил свои давние мечты, он завёл себе зелёный бархатный костюм и новую шляпу, к полям которой приказал подшить серебряные бубенчики от старой шляпы; на ногах у него блестели ярко начищенные зелёные сапоги из самой лучшей кожи.

 

– Мы заживём припеваючи, – заявил новый правитель. – Нам принадлежит дворец и весь Изумрудный город. Как подумаю, что ещё недавно я пугал ворон в поле, а теперь стал правителем Изумрудного города, то, скажу по совести, мне нечего жаловаться на судьбу…

 

Тотошка сразу осадил несколько зазнавшегося Страшилу:

 

– А кого ты должен благодарить за всё это благополучие?

 

– Элли, разумеется! – сконфузился Страшила. – Без неё я и теперь бы торчал на колу…

 

– Если бы тебя не растрепали бури и не расклевали вороны, – добавил Дровосек. – Я и сам бы ржавел в диком лесу… Много – много сделала для нас Элли. Ведь я получил сердце, а это моя заветная мечта!

 

– Обо мне нечего и говорить, – молвил Лев. – Я теперь храбрее всех зверей на свете. Хотелось бы мне, чтобы на дворец напали людоеды или саблезубые тигры – я бы с ними расправился!!!

 

– Если бы Элли осталась во дворце, – продолжал Страшила. – Мы бы жили счастливо!

 

– Это невозможно, – возразила девочка. – Я хочу вернуться в Канзас, к папе с мамой!

– Как же это сделать? – спросил Железный Дровосек. – Страшила, милый друг, ты умнее нас всех, пожалуйста, пусти в ход свои новые мозги!

 

Страшила стал думать так усердно, что иголки и булавки полезли из его головы.

 

– Надо вызвать летучих обезьян! – сказал он после долгого размышления. – Пусть они перенесут тебя на родину!

 

– Браво, браво! – закричала Элли. – Я совсем о них забыла.

 

Она принесла золотую шапку, надела её и сказала волшебные слова. И через открытые окна в залу ворвались стаи летучих обезьян.

 

– Что тебе угодно, владетельница золотой шапки? – спросил предводитель.

 

– Перенесите нас с Тотошкой через горы и доставьте в Канзас, домой!

 

Предводитель покачал головой.

 

– Канзас – за пределами страны Гудвина. Мы не можем лететь туда. Мне очень жаль, но ты истратила второе волшебство шапки напрасно.

 

Он раскланялся и стая с шумом унеслась.

 

Элли была в отчаяньи. Страшила опять начал думать и голова его раздулась от напряжения. Элли даже испугалась за него.

 

– Позвать солдата! – приказал Страшила.

 

Дин Гиор со страхом вошёл в тронный зал, в котором никогда не бывал при Гудвине. У него спросили совета.

 

– Только Гудвин знал, как перебраться через горы, – сказал солдат. – Но, я думаю, Элли поможет добрая волшебница Стелла из Розовой страны. Она могущественней всех волшебниц этой страны: ей известен секрет вечной юности. Хотя дорога в её страну трудна, я всё же советую обратиться к Стелле.

 

Солдат почтительно поклонился правителю и вышел.

 

– Элли придётся отправиться в Розовую страну. Ведь если Элли останется здесь, то она никогда не попадёт в Канзас. Изумрудный город – это не Канзас, и Канзас – не Изумрудный город, – изрёк Страшила.

 

Остальные молчали, подавленные мудростью его слов.

 

– Я пойду с Элли, – внезапно сказал Лев. – Мне надоел город. Я дикий зверь и соскучился по лесам. Да и надо защищать Элли во время путешествия.

 

– Правильно! – вскричал Железный Дровосек. – Пойду точить топор – он, кажется, затупился!

 

Элли радостно бросилась к Железному Дровосеку.

 

– Мы выступаем завтра утром! – сказал Страшила.

 

– Как? И ты идёшь? – закричали все в изумлении. – А Изумрудный город?

 

– Подождёт моего возвращения! – хладнокровно сказал Страшила. – Без Элли я сидел бы на колу на пшеничном поле и пугал ворон. Без Элли я не получил бы своих замечательных мозгов. Без Элли я не стал бы правителем Изумрудного города. И если после всего этого я покинул бы Элли в беде, то вы, друзья мои, могли бы назвать Страшилу неблагодарным и были бы правы!

 

Новые мозги сделали Страшилу красноречивым!

 

Элли от всей души благодарила друзей!

 

– Завтра, завтра в поход! – весело закричала она.

 

– Эй-гей-гей-го! Завтра, завтра в поход! – запел Страшила, и, боязливо оглянувшись, зажал себе рот: он был правителем Изумрудного города и ронять своё достоинство ему не следовало!

 

Править городом до своего возвращения Страшила назначил солдата. Дин Гиор тотчас уселся на трон и уверил Страшилу, что во время его отсутствия дела будут идти наилучшим образом, потому что он, солдат, не оставит своего поста ни на минутку и даже есть и спать будет на троне. Таким образом, никто не сможет захватить власть, пока правитель будет путешествовать.

 

* * *

Рано утром Элли и её друзья пришли к городским воротам. Страж ворот удивился, что они снова пускаются в дальнее и опасное путешествие.

 

– Вы наш правитель, – сказал он Страшиле. – И должны вернуться как можно скорее.

 

– Мне нужно отправить Элли в Канзас, – важно ответил Страшила. – Передайте моим подданным привет и пусть они не беспокоятся обо мне: меня нельзя ранить, и я вернусь невредимым!

 

Элли дружески простилась со стражем ворот, снявшим со всех очки и путешественники двинулись на юг. Погода была прекрасная, кругом расстилалась восхитительная страна, и все были в отличном настроении.

 

Элли верила, что Стелла вернёт её в Канзас, Тотошка вслух мечтал о том, как он разделается с хвастунишкой Гектором, Страшила и Железный Дровосек радовались, что помогают Элли, Лев наслаждался сознанием своей смелости, желал встретиться со зверями и доказать им, что он их царь.

 

Отойдя на далёкое расстояние, путники оглянулись в последний раз на башни Изумрудного города.

 

– А ведь Гудвин был не таким уж плохим волшебником, – сказал Железный Дровосек.

 

– Ещё бы! – согласился Страшила. – Сумел же он дать мне мозги! Да ещё какие острые мозги!

 

– Гудвину выпить бы немножко смелости, приготовленной им для меня, и он стал бы человеком хоть куда! – сказал Лев.

 

Элли молчала. Гудвин не выполнил обещания вернуть её в Канзас, но девочка не винила его. Он сделал всё что мог и не его вина, что замысел не удался. Ведь, как признался и сам Гудвин, он вовсе не был волшебником.

umorashka@gmail.com

ул. Воздвиженка, 3/5, Москва, 119019

© 2016 - 2019 г. by  Umorashka.ru

тел: +7 966 337 52 50 с 9 до 19 часов

Нажимая на кнопку, вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности сайта