- Пусть милая барышня Мими успокоится, - утешил ее карлик. - Никто не возьмет ее за глотку, это такая же правда, как то, что я честный малый и младший начальник кухни его светлости. Я отведу ей птичник в собственных покоях, у нее будет вдоволь корма, а свое свободное время я посвящу беседам с нею.

 

Остальной кухонной прислуге я скажу, что откармливаю гусыню для герцога особыми травами. И как только представится случай, я выпущу тебя на свободу.

Сказка "Карлик Нос 5 стр

Гусыня со слезами поблагодарила его. Карлик же поступил, как обещал: он зарезал двух других гусей, а для Мими построил отдельный птичник под тем предлогом, что готовит ее для герцога особым образом. Как только у него выдавалось свободное время, он ходил побеседовать с ней и утешить ее.

 

Они рассказали друг другу свои истории, и таким путем Нос узнал, что гусыня - дочь волшебника Веттербока, живущего на острове Готланде. Он поссорился с одной старой феей, которая победила его хитростью и коварством и в отместку превратила его дочь в гусыню и перенесла сюда. Когда карлик Нос в свою очередь поведал ей свою историю, она сказала:

 

- Я довольно сведуща в этих делах. Мой отец дал мне и моим сестрам кое-какие указания, в той мере, разумеется, в какой он мог разглашать такие вещи. История со спором у корзины с травами, твое внезапное превращение после того, как ты понюхал ту травку, а также некоторые слова старухи, тобою переданные, доказывают мне, что ты околдован с помощью трав, а это значит, что ты можешь снять с себя чары, если отыщешь ту траву, которую выбрала фея, когда тебя околдовывала.

 

Это было для него слабым утешением: где мог он отыскать эту траву? Но он поблагодарил Мими и несколько ободрился.

 

В это время в гости к герцогу приехал один соседний князь, его друг. Поэтому герцог призвал к себе своего карлика Носа и сказал ему:

 

- Настала пора, когда ты должен будешь показать, верный ли ты слуга мне и мастер ли ты своего дела. Этот князь, что у меня в гостях, ест, как известно, вкуснее всех, кроме меня; он великий знаток тонкой кухни и человек мудрый. Позаботься же о том, чтобы на моем столе каждый день появлялись такие кушанья, чтобы он удивлялся все больше и больше. Под страхом моей немилости не смей ни одно блюдо, пока он здесь, подавалось дважды. Можешь требовать для этого у моего казначея все, что тебе будет угодно. И если тебе понадобится жарить на сале золото и алмазы, изволь! Лучше мне стать бедняком, чем краснеть перед ним.

 

Так сказал герцог. И карлик с подобающим поклоном ответил:

 

- Пусть будет по-твоему, господин! Бог свидетель, я сделаю все так, что этот князь гурманов останется доволен.

 

Маленький повар пустил в ход все свое умение. Он не жалел сокровищ своего хозяина, а себя и вовсе. Целыми днями его можно было видеть окутанным дымом и пламенем, и голос его, не умолкая, звенел под сводами кухни. Он как повелитель отдавал приказания поварятам и низшим поварам...

 

Я мог бы поступить так, как делают погонщики верблюдов из Алеппо, рассказывая путникам истории, где герои пируют. Они битый час перечисляют все поданные блюда, вызывая этим большой интерес и еще больший голод у слушателей, отчего те невольно достают свои припасы, принимаются за еду и щедро делятся с погонщиками. Но я не стану так делать.

 

Чужеземный князь гостил у герцога уже две недели и жил в свое удовольствие. Они питались не меньше пяти раз в день, и герцог был доволен искусством карлика, ибо видел неудовольствие на лице гостя. Но вот на пятнадцатый день герцог велел призвать к столу карлика, представил его своему гостю, князю, и спросил того, доволен ли он карликом.

 

- Ты замечательный повар, - отвечал чужеземный князь, - и знаешь, что значит покушать как следует. За все время, что я здесь, ты не повторил ни одного блюда и все готовил на славу. Но скажи мне, почему ты до сих пор не подаешь к столу царь-кушанье - паштет «сюзерен»?

 

Карлик очень испугался: он никогда не слыхал об этом царе паштетов. Но он взял себя в руки и ответил

 

- О, господин! Я надеялся, что еще долго лицо твое будет озарять эту столицу, поэтому я и не спешил с этим блюдом. Ведь чем повару и почтить тебя на прощанье, как не царем паштетов?

 

- Вот как? - со смехом сказал герцог. - А что касается меня, то ты, видно, хотел дождаться моей смерти, чтобы уж тогда меня и почтить. Ведь и мне ты ни разу не предлагал этого паштета. Подумай, однако, о другом прощанье: завтра ты должен будешь подать на стол этот паштет.

 

- Пусть будет по-твоему, господин! - ответил карлик и удалился.

 

Но удалился невесело, ибо день его позора и его беды настал. Он не занл, как приготовить этот паштет. Он пошел поэтому в свою комнатку и стал оплакивать свою судьбу. Но гусыня Мими, которой позволялось расхаживать по его покоям, подошла к нему и спросила о причине его горя.

 

- Перестань лить слезы, - отвечала она, услыхав о паштете «сюзерен», - это блюдо часто подавалось у моего отца, и я приблизительно знаю, что для него нужно. Ты возьмешь то-то и то-то, столько-то и столько-то, и хотя это не совсем все, что для него нужно по-настоящему, у твоих господ, наверно, не такой тонкий вкус.

 

Так сказала Мими. Карлик подпрыгнул от радости, благословляя тот день, когда он купил гусыню, и принялся готовить царя паштетов. Сначала он сделал немножко на пробу, получилось превкусно, и главный начальник кухни, которому он дал отведать, снова начал хвалить его великое мастерство.

 

На следующий день он запек паштет в большой форме и теплым, прямо с огня, послал его к столу, украсив блюдо гирляндами из цветов. А сам надел свое лучшее праздничное платье и пошел в столовую. Когда он вошел, главный разрезыватель как раз разрезал паштет и подавал его на серебряной лопаточке герцогу и его гостю. Герцог откусил изрядный кусок, возвел глаза к потолку и сказал, проглотив:

 

- Ах, ах! По праву называют это царем паштетов! Но мой карлик еще и царь поваров! Не так ли, дорогой друг?

 

Гость откусил несколько маленьких кусочков и, тщательно разжевав их для пробы, улыбнулся насмешливо и загадочно.

 

- Приготовлено довольно сносно, - сказал он, отставляя тарелку, - но все-таки это не настоящий «сюзерен», так я и думал.

 

Герцог в негодовании наморщил лоб и покраснел от стыда

 

- Ах, ты, собака-карлик! - воскликнул он. - Как смеешь ты так поступать со своим господином? Не отрубить ли твою большую голову в наказание за твою плохую стряпню?

 

- Ах, господин, помилуйте, я приготовил это блюдо по правилам искусства, тут никак не может чего-то недоставать!

 

- Лжешь, негодяй! - ответил герцог, отпихнув его ногой. - А то бы мой гость не сказал, что чего-то тут не хватает. Я велю разрубить на куски и запечь в паштете тебя самого!

 

- Сжальтесь! - воскликнул карлик, падая на колени перед гостем и обнимая его ноги. - Скажите, чего не хватает в этом блюде и чем оно вам не по вкусу? Не обрекайте меня на смерть из-за какой-то там горсточки мяса или муки.

 

- От этого тебе будет мало проку, дорогой Нос, - отвечал чужеземец со смехом, - я вчера уж подумал, что ты не сумеешь приготовить это кушанье, как мой повар. Знай же, не хватает травки, которой здесь и не знают, и называется эта травка «чих-перечих». Без нее в паштете нет остроты, и твоему господину никогда не едать его в таком виде, как ем я.

 

Тут герцог пришел в ярость.

 

- И все же я буду его есть! - воскликнул он, сверкая глазами. - Ибо, клянусь своей герцогской честью, завтра я покажу вам либо паштет, какого вы требуете, либо голову этого малого, приколоченную к воротам моего дворца! Ступай, собака, еще раз даю тебе сутки сроку!

 

Так вскричал герцог. Карлик же снова с плачем пошел в свою комнатку и пожаловался гусыне на свою судьбу, говоря, что ему не миновать смерти, ибо об этой траве он и слышать не слышал.

 

- Если дело только за этим, - сказала она, - то я тебе помогу. Мой отец научил меня распознавать все травы. В другое время ты, может быть, и не избежал бы смерти, но сейчас, на счастье, полнолунье, а травка «чих-перечих» цветет именно в это время. Но скажи мне, есть ли вблизи дворца старые каштановые деревья?

 

- О, да! - с облегчением отвечал Нос. - У озера, в двухстах шагах от дома, их целая купа. Но при чем тут они?

 

- Только у стволов старых каштанов цветет эта травка, - сказала Мими. - Поэтому не будем терять времени и пойдем искать то, что тебе нужно. Возьми меня на руки, а когда выйдем, опустишь на землю. Я покажу тебе.

 

Он сделал, как она сказала, и пошел с ней к воротам дворца. Но там привратник преградил ему путь своим оружием и сказал:

 

- Милый мой Нос, плохи твои дела, выпускать тебя из дому запрещено. Я получил строжайший приказ на этот счет.

 

- Но в сад-то мне можно выйти? - отвечал карлик. - Будь добр, пошли кого-нибудь из своих помощников к смотрителю дворца и спроси, нельзя ли мне выйти в сад и поискать всяких трав.

 

Привратник так и сделал, и разрешение было дано. Ведь сад был обнесен высокой стеной, и о том, чтобы убежать оттуда, нечего было и думать. Когда Нос с гусыней Мими вышли наружу, он осторожно опустил ее на землю, и она быстро пошла впереди него к озеру, где росли каштаны. Он следовал за ней с тяжестью на сердце.

 

Ведь это была его последняя, единственная надежда! Он твердо решил, что если она не найдет этой травки, то он лучше бросится в озеро, чем даст обезглавить себя. А искала гусыня без всякого успеха: она все обшарила под всеми каштанами, перевернув клювом каждую травинку, но ничего не нашла и стала плакать от жалости и страха. Ибо уже смеркалось, и различать окружающие предметы стало труднее.

 

Тут взгляд карлика упал на другой берег озера, и он воскликнул:

 

- Погляди, погляди, там за озером есть еще одно большое старое дерево. Пойдем-ка туда и поищем, вдруг там цветет мое счастье.

Гусыня, подпрыгивая и взлетая, пустилась вперед, а он побежал за ней во всю прыть своих маленьких ножек. Каштановое дерево отбрасывало большую тень, кругом было темно, и почти ничего нельзя было уже разглядеть. Но вдруг гусыня остановилась, захлопала от радости крыльями, затем быстро забралась головой в высокую траву и, что-то сорвав, изящно подала это клювом изумленному Носу со словами:

 

- Это та самая травка, и здесь ее много, так что у тебя никогда не будет в ней недостатка.

Карлик задумчиво разглядывал травку. Она источала сладкий аромат, невольно напомнивший ему сцену его превращения. Стебли и листья были синевато-зеленые, а цветок огненно-красный с желтыми краями.

 

- Слава Богу! - воскликнул он наконец. - Какое чудо! Знаешь, я думаю, это та самая трава, что превратила меня из белки в этого гнусного уродца. Не попытать ли мне счастья?

 

- Не сейчас, - попросила гусыня. - Возьми с собой пучок этой травы, мы пойдем в твою комнату, соберем твои деньги и все твое добро, а уж потом проверим действие этой травы!

 

Так они и поступили. Они пошли назад в его комнату, и сердце карлика громко стучало от нетерпения. Связав в узел пятьдесят или шестьдесят дукатов, накопленных им, а также немного платья и обуви, он сказал:

 

- Если Богу это угодно, я избавлюсь от этой обузы.

 

Он засунул нос глубоко в траву и вдохнул ее аромат.

Тут все его суставы стали вытягиваться и трещать, он почувствовал, как голова его вылезает из плеч, он скосил глаза на свой нос и увидел, что тот делается все меньше и меньше, его спина и грудь начали выравниваться, а ноги стали длиннее.

 

Гусыня глядела на все это с удивлением.

 

- Ба! Какой ты рослый, какой красивый! - воскликнула она. - Слава богу, в тебе нет больше ничего от прежнего твоего облика!

 

Якоб очень обрадовался, он сложил руки и стал молиться. Но и радость не позволила ему забыть, как обязан он гусыне Мими. Хотя в душе ему не терпелось отправиться к родителям, он из благодарности преодолел это желание и сказал:

 

- Кого, как не тебя, благодарить мне за то, что я снова дарован себе самому? Без тебя я нипочем не нашел бы этой травы и, значит, навсегда сохранил бы тот облик, а чего доброго, и умер бы под топором палача. Что ж, я не останусь перед тобой в долгу. Я доставлю тебя к твоему отцу. Он, такой знаток всякого волшебства, расколдует тебя в два счета.

 

Гусыня заплакала от радости и приняла его предложение. Якоб благополучно вышел из дворца с гусыней неузнанным и направился в сторону моря, на родину Мими.

 

Надо ли еще рассказывать, что они благополучно завершили свое путешествие, что Веттербок расколдовал свою дочь и отпустил Якоба с богатыми подарками, что тот вернулся в свой родной город и что его родители с удовольствием узнали в красивом молодом человеке своего пропавшего сына, что на подарки, полученные от Веттербока, он купил себе лавку, и разбогател, и был счастлив?

 

Скажу только, что после его исчезновения во дворце герцога поднялся переполох. Ведь на следующий день, когда герцог пожелал сдержать свою клятву и отрубить голову карлику, если он не нашел нужной травы, тот как в воду канул. Тогда князь заявил, что герцог тайком, чтобы не лишиться своего лучшего повара, помог карлику скрыться, и обвинил герцога в том, что он не держит своего слова.

 

Из-за этого между обоими владыками вспыхнула жестокая война, известная в истории под названием «Травяной». В битвах не было недостатка, но наконец все-таки был заключен мир, который у нас назвают «Паштетным», потому что в честь праздника примирения повар князя приготовил «сюзерен», царя паштетов, и блюдо очень понравилось герцогу.

 

Так ничтожные причины приводят порой к серьезным последствиям.

 

Так рассказывал раб из Франкистана. Когда он закончил, шейх велел подать ему и остальным невольникам явства, дабы они подкрепились, и, пока они ели, разговаривал со своими друзьями. А отроки, которых провел сюда человек, всячески славили шейха, его дом.

 

– Всегда делайте так, – сказкал старик, – и удовольствие для вас увеличится, когда вы будете думать над тем, что услышали. Но посмотрите, вон встаёт следующий повествователь.

 

Так оно и было. И другой невольник начал…….

  • Юморашка в социальной сети Вконтакт

umorashka@gmail.com

ул. Воздвиженка, 3/5, Москва, 119019

© 2016 - 2019 г. by  Umorashka.ru

тел: +7 966 337 52 50 с 9 до 19 часов