Сказка Жёлтый туман. Открытие докторов Бориля и Робиля читать

Срок, данный колдуньей Арахной для размышлений, истекал. Кончались третьи сутки, и к полудню должен был явиться за ответом Руф Билан.

 

Жёлтый Туман по-прежнему висел над страной, и припадки кашля, всё более жестокие, потрясали людей, зверей и птиц. Во дворце Страшилы шли непрерывные совещания, где присутствовали все желающие. В совещаниях принимали участие Прем Кокус и Ружеро.

 

Через несколько дней после появления Жёлтого Тумана обеспокоенный Ружеро оседлал маленький ковёр-самолёт и приказал везти себя в резиденцию Према Кокуса, правителя Жевунов. И это было очень хорошо, что волшебный ковёр сам находил путь к заданной цели, будь то хоть в непроглядную ночь, иначе Ружеро, конечно, сбился бы с дороги в жёлтой мгле, покрывавшей всё вокруг.

 

Посовещавшись, два приятеля решили отправиться за советом к Страшиле Мудрому, умнейшему человеку в Волшебной стране, получившему мозги от самого Гудвина, Великого и Ужасного. Ковёр не был рассчитан на двух человек, но, поднатужившись, всё-таки дотянул Ружеро и Кокуса до Изумрудного города. Теперь и они вместе со всеми ломали голову над тем, как выйти из трагического положения, в которое поставила их Арахна.

 

Уступить ей? Сделаться рабами на целый ряд поколений? Или ответить гордым отказом и погубить весь народ, и в первую очередь невинных детей, которые труднее всех переносили пребывание в отравленном воздухе?

 

Фарамант предлагал дать колдунье притворное согласие на её требование и получить временную передышку, а затем искать средства борьбы с Арахной. Другие считали, что злую фею не так-то просто обмануть. Она потребует заложников, и если народ восстанет, заложники погибнут.

 

Во время самого горячего спора дверь Тронного зала неожиданно распахнулась, и вбежали доктора Бориль и Робиль. Читатели, вероятно, помнят кругленького весёлого Бориля и долговязого тощего Робиля, двух докторов из страны Подземных рудокопов. Эти друзья-соперники вечно спорили, вечно высмеивали один другого, но не могли провести и дня, чтобы не встретиться.

 

Бориль и Робиль выглядели странно. Из ноздрей у них торчала вата, а рты были заложены большими древесными листьями, державшимися на завязках. Доктора возбуждённо и быстро бормотали что-то непонятное: говорить им мешали листья. Тогда Бориль сердито рванул завязки и убрал лист ото рта.

 

– Открытие! Великое открытие! – завопил он. – Мы нашли…

– Средство борьбы с Жёлтым Туманом! – подхватил Робиль, тоже освободившись от листа: ему нестерпима была мысль, что его друг один расскажет обо всём.

Доктора, волнуясь и перебивая друг друга, рассказали следующее. После того как, спасаясь от Жёлтого Тумана, рудокопы с семьями ушли в Подземелье, захватив с собой и Жевунов (на пещеру не распространялось колдовство Арахны), Бориль и Робиль одни остались в посёлке.

 

С их стороны это было настоящим геройством, потому что кашляли они не меньше других. Но два доктора не думали о себе, подвергаясь длительному воздействию отравленного воздуха: они искали средство борьбы с ним.

 

Сначала они убедились в том, что если дышать сквозь марлю, смоченную водой, то Жёлтый Туман не так губительно действует на лёгкие и кашель смягчается. Хорошее средство, слов нет, но где набрать столько марли, чтобы снабдить ею всех жителей Волшебной страны от мала до велика?

 

А кроме того, надо ведь подумать и о животных и птицах. И доктора решили, что помочь должна природа.

 

«Неужели в наших лесах не найдётся деревьев с такими пористыми листьями, которые пропускали бы чистый воздух и задерживали вредные частички тумана?» – думали Робиль и Бориль.

 

Они прошли по лесам и рощам десятки миль, осмотрели сотни разных пород деревьев. Плотные кожистые листья они отбрасывали сразу без исследования – ясно, что они задержат не только туман, но и самый воздух.

 

Зато листья с мелкими дырочками – порами – доктора рассматривали и проверяли особенно тщательно. И наконец их терпение увенчалось успехом. Листья с дерева рафалоо оказались такими, что лучше не придумаешь. Поры у них задерживали ядовитые капельки, а чистый воздух проходил свободно. И листья рафалоо обладали достаточной прочностью, чтобы прикреплять к ним завязки.

 

Правда, время от времени с листьев придётся смывать налипшие на них капельки тумана, но это не будет стоить большого труда. Окончательно удостоверившись в необычайной ценности своего открытия, радостные Робиль и Бориль поспешили в Изумрудный город.

 

– Мы всю дорогу дышали сквозь листья рафалоо, – наперебой докладывали доктора, – и кашель у нас почти прошёл.

 

Это заявление было встречено восторженными аплодисментами.

 

– Надо немедленно снарядить экспедицию в Голубую страну за листьями рафалоо, – распорядился Страшила.

 

– Не беспокойтесь, ваше превосходительство, – отозвался Бориль. – У нас в посёлке работали на постройке плотины пять дуболомов, и они по нашему приказу принесли сюда десять огромных мешков с драгоценными листьями. Хватит на всю страну!

 

Правитель Изумрудного острова подошёл к стенному шкафчику, открыл его, достал два ордена и молча прикрепил к кафтанам покрасневших от радости докторов.

 

– Сейчас в этом зале откроется временный консуль-та-ци-он-ный пункт, – сказал Страшила. – Сейчас же собрать всех городских докторов, медицинских сестёр, сиделок, санитаров, – велел он Фараманту. – Вы, господа, про-ин-струк-ти-ру-ете их, как пользоваться листьями рафалоо, а они научат народ.

 

– Кон-суль-та-ци-он-ный пункт… Про-ин-структи-ру-е-те… Какие трудные слова! – с великим уважением прошептала ворона. – И подумать только, что это я посоветовала Страшиле раздобыть мозги! Самой не верится…

 

Страшила услышал похвалу Кагги-Карр, и голова его начала раздуваться от гордости, из неё полезли иголки и булавки. В этот момент в комнату вошёл Руф Билан. Помощник Фараманта, дежуривший у ворот, пропустил Билана в город без зелёных очков.

 

Заметив в зале оживление, посол Арахны заговорил:

 

– Судя по вашим радостным лицам, господа, я полагаю, что отнесу фее Арахне благоприятный ответ. Очевидно, вы решили покориться ей?

 

Страшила, не торопясь, подошёл к трону, важно уселся на него и сурово отчеканил:

 

– Наши радостные лица означают, что мы презираем угрозы твоей госпожи и ка-те-го-ри-че-ски отвергаем её власть! Знай, предатель, что мы нашли… – взглянув на Ружеро, который предостерегающе поднёс палец ко рту, Страшила ловко вывернулся: —…мы нашли более приличествующим нашему достоинству ответить на её наглые притязания отказом! С тем и можешь возвратиться к чародейке!

 

Руф Билан покинул дворец в недоумении, а Ружеро сказал Правителю:

 

– Вы чуть не выдали врагу важнейшую военную тайну!

 

– Да, признаюсь, я едва не оплошал из-за своей горячности, и кто знает, какие меры приняла бы колдунья, если бы я проболтался о нашем секрете Руфу Билану. Но, уж коли речь зашла об этом предателе, скажите, почтенный Ружеро, почему ваши рудокопы не перевоспитали Билана после его пробуждения?

 

Ружеро ответил:

 

– Из донесения дежурного по пещере я знаю, как обернулось дело. Когда Руф Билан проснулся, его перевоспитание пошло обычным порядком. Однако оно продолжалось всего два дня, а потом Билан исчез. В домике, где он жил, нашли недоеденные лакомства из верхнего мира, а рядом с его следами на дорожке виднелись следы чьих-то маленьких ног…

 

– Всё понятно, – сказал Страшила. – Его увели посланцы Арахны, и колдунья воспитала Билана по-своему. Очень жаль, что так получилось, но теперь этого не исправишь…

 

Тем временем в зале начали собираться приглашённые во дворец медицинские работники: доктора, сёстры, санитары. Дуболомы внесли мешки с листьями рафалоо и целые охапки завязок. Доктора Бориль и Робиль показывали медикам, какой стороной прикладывают листья ко рту, как прикреплять к ним завязки…

 

Пока в зале шла деловая суматоха, Страшила подозвал ворону.

– Как ты полагаешь, Кагги-Карр, в окрестностях Изумрудного острова растут деревья рафалоо? – спросил он.

 

– Почему ты этим интересуешься?

 

– Видишь ли, доктора принесли много листьев, но их хватит только людям. А мы должны позаботиться также о зверях и птицах. Поэтому экспедиция, о которой я говорил, всё-таки должна состояться. Но Голубая страна слишком далеко от нас. Может, рафалоо есть где-нибудь поближе?

 

Ворона призадумалась.

 

– Если мне не изменяет память, я лакомилась плодами рафалоо в Лесу Саблезубых Тигров. Это наполовину ближе к Изумрудному острову.

 

– Тогда я прошу тебя, распорядись, отправь туда дуболомов, да пусть они возьмут побольше мешков.

 

Публика в зале начала редеть, доктора, сёстры и санитары покидали дворец, унося с собой необходимый материал для спасения людей от ядовитого тумана. Страшила, в голове которого так и роились мудрые мысли, завёл разговор с Борилем.

 

– Дорогой доктор, мы обезопасим от болезни тысячи и тысячи людей, но что вы скажете о зверях и птицах? Неужели мы оставим их погибать?

 

– Ни в коем случае, ваше превосходительство! – горячо отозвался Бориль. – Но вопрос с ними очень сложен. Придётся прилаживать листья к их ноздрям. И завязки тут вряд ли помогут…

 

– А что, если их приклеивать? – неуверенно спросил Страшила.

 

Доктор так и загорелся.

 

– Ваше превосходительство, вы подали отличную мысль! Именно, именно приклеивать! Мы будем приклеивать кусочки листьев к ноздрям животных и птиц, причем, доложу я вам, с птицами дело будет обстоять даже гораздо проще! Да вот я сейчас попробую! Госпожа Кагги-Карр, пожалуйте сюда на минутку!

 

Ворона, ещё не успевшая покинуть зал, подлетела к доктору. Тот взял лист рафалоо, искусно вырезал ножницами два небольших кружочка, достал из походной аптечки флакончик клея, смазал края кружков и ловко пришлёпнул их к ноздрям птицы. Кагги-Карр и опомниться не успела, как её клюв украсился по бокам двумя зелёными фильтрами, которые отныне будут задерживать ядовитые частички тумана.

 

– Ну как, моя дорогая, нравится? – рассмеялся Бориль. – По-моему, эти штучки вас украшают. Посмотритесь в зеркало.

 

Ловкость доктора поразила всех окружающих. А Кагги-Карр, почувствовав, что ей сразу стало легче дышать, горячо благодарила Бориля.

 

* * *

В городе открылось несколько медицинских пунктов, где врачи и сёстры снабжали жителей фильтрами рафалоо, в первую очередь обслуживая детей и стариков. Конечно, для еды и питья, для разговора эти фильтры приходилось снимать. Но еда и питьё отнимает у человека не так уж много времени, а разговаривать врачи советовали как можно меньше. Некоторым болтливым кумушкам это пришлось не по душе, но они поневоле смирились.

 

Зато здоровье жителей пошло на поправку, и они превозносили до небес изобретательных докторов Бориля и Робиля.

 

По распоряжению Страшилы мешки с листьями рафалоо были отправлены к Мигунам и в долину Марранов.

 

Страшила не забыл и про Урфина Джюса. Следовало отблагодарить его за проявленную им самоотверженность и спасти от гибели. А Урфин, конечно, погибнет в своём уединении, так как не знает средств от страшного тумана. Деревянный курьер Реллем, не знающий устали, не боящийся отравы, день и ночь бежал к Кругосветным горам с сумкой, где была пачка листьев рафалоо, наставление, как ими пользоваться, флакончик клея для филина.

 

Помимо этого Фарамант по просьбе Страшилы написал столяру письмо, где приглашал его в Изумрудный город.

 

«В одиночку невозможно бороться с бедой, – писал Страж Ворот. – Здесь, среди людей, вы найдёте помощь и поддержку. А что касается вашей вины перед обитателями Волшебной страны, то она забыта и прощена. Мы знаем, как благородно вы вели себя при встрече с Арахной, знаем, что не пошли к ней на службу… Вы спросите, как мы об этом проведали. Но это наша военная тайна…»

 

Первыми вернулись дуболомы, посланные в Фиолетовую страну. Железный Дровосек слал сердечную благодарность за неоценимое средство борьбы с кашлем, которое сразу было пущено в ход. Правда, ему самому это средство не понадобилось, но от ядовитых капелек Жёлтого Тумана его железные члены ржавели с изумительной быстротой. Чтобы не скрипели суставы и двигались челюсти, Дровосеку приходилось смазывать их маслом дважды в день, утром и вечером.

 

Через несколько дней пришла вторая партия дуболомов, посетившая страну Марранов. Они принесли любопытное известие. Долина оказалась пустой: ни человека, ни зверя, ни птицы! Сначала деревянные люди предположили, что население долины вымерло. Но где же тогда трупы?

 

Старший команды Гитон не поленился пройти несколько миль к северо-востоку. И вот, вынырнув из тумана, он вдруг оказался под горячим солнцем и ясным небом: он достиг владений Стеллы, где не было Жёлтого Тумана.

 

В Розовой стране Гитон обнаружил всё племя Прыгунов. Они просили убежища у Стеллы, и добрая фея гостеприимно впустила их со всеми их скромными пожитками и домашним скотом (диким зверям и птицам пропуска, понятно, не понадобились!). Многие Марраны поселились у Болтунов (так звали подданных Стеллы), а кому не хватило места, устроились в шалашах и палатках.

 

Вожди Марранов тоже прислали Страшиле привет и искреннюю благодарность. Листья рафалоо и наставление, как ими пользоваться, они на всякий случай оставили у себя: мало ли что ещё выдумает коварная Арахна!

 

В своё время прибежал и прыткий Реллем с письмом от Урфина Джюса. Низвергнутый король сердечно радовался, что люди простили ему былое зло, и надеялся рано или поздно отблагодарить их за проявленное великодушие.

 

Он тонко пошутил насчёт «Военной тайны», о которой писал Фарамант. Конечно, это волшебный ящик Стеллы, которым когда-то стукнул его по голове мальчик из большого мира, но пусть тайна остаётся тайной.

 

В отношении предложенного гостеприимства Урфин признавался, что ему ещё трудно было бы глядеть в глаза людям, которых он прежде так угнетал, над которыми так издевался. Пусть пройдёт время, и всё уладится, писал Урфин.

 

А с Жёлтым Туманом он нашёл своё средство борьбы. У него на усадьбе есть сарайчик с плотными стенками. Он замазал все щели, обил дверь кроличьими шкурками, а от тумана, наполнявшего помещение, избавился оригинальным способом.

 

В железной жаровне он развёл костерчик из щепок и сырой травы, стараясь, чтобы было побольше дыму. Оседая, частички дыма увлекли за собой капельки тумана, и воздух в помещении очистился. Там, в этом сарае, Урфин и Гуамоко проводят своё время, как в осаждённой крепости, покидая его лишь на самое короткое время.

 

Урфин Джюс робко выражал надежду, что найденный им способ борьбы с Жёлтым Туманом хоть немного поможет жителям Изумрудного города и других стран.

 

Когда Фарамант прочитал членам штаба послание Урфина, Страшила пришёл в восхищение.

 

– Я всегда говорил, что у Джюса необыкновенно умная голова, – вскричал правитель Изумрудного города. – Только прежде он направлял её на плохое, а теперь, смотрите, какую прекрасную штуку выдумал!

 

Да ею одной он во многом расплатился за те несчастья, что нам принёс. Я уж не говорю о той великой услуге, которую он оказал стране, не поддавшись на уговоры Арахны. Ведь если бы этот смелый изобретательный человек пошёл на службу к колдунье, они вдвоём наделали бы бесчисленных бед. Урфин – не то что туповатый трусливый Руф Билан!..

 

В этот же день все комнаты дворца были очищены от тумана по способу Урфина Джюса, и этот способ был обнародован для всеобщего сведения. Но время от времени туман снова проникал в комнаты через незаметные щели. И, конечно, главным средством борьбы с Жёлтым Туманом оставались листья рафалоо: их теперь носили все жители Изумрудного города и окрестностей.

Несмотря на отчаянное сопротивление Фараманта, Страшила издал указ, позволяющий горожанам снять зелёные очки. Обитатели города приняли его с восторгом: теперь они стали видеть за полсотни шагов кругом, и уже это было облегчением. Только Страж Ворот остался в очках и бродил по улицам, натыкаясь на прохожих. Для него день был непроглядной ночью, и всё-таки упрямый Фарамант не желал нарушить приказ Гудвина.

 

В лесах и на полях Изумрудной страны открылись сотни медицинских пунктов для зверей и птиц. Длинными очередями вытянулись перед медсёстрами зайцы, пумы, волки, лисицы, медведи, белки… В птичьих вереницах не слышно было обычного весёлого щебетанья и звонких песен. Вороны, соловьи, ласточки, галки, малиновки стояли, угрюмо уткнув клювы в землю.

В очередях соблюдался нерушимый мир между всеми породами зверей. Если какой-нибудь хищник пытался обидеть слабого, ему давали здоровенную нахлобучку и ставили на лбу клеймо несмываемой краской: отныне его не примут ни на одном пункте. И угроза такой кары действовала отлично; самые свирепые хищники становились смирными, как овечки.

 

За порядком тоже следили очень строго. Если какой-нибудь взъерошенный воробей или хитрая кумушка-лиса пытались проскочить вне очереди, нахалов тут же изгоняли с позором.

 

Звери и птицы с зелёными фильтрами на ноздрях часа два неподвижно лежали или стояли где-нибудь в укромном уголке, чтобы подсох клей. Зато потом наступало быстрое улучшение здоровья четвероногих и крылатых пациентов.

  • Юморашка в социальной сети Вконтакт

umorashka@gmail.com

ул. Воздвиженка, 3/5, Москва, 119019

© 2016 - 2019 г. by  Umorashka.ru

тел: +7 966 337 52 50 с 9 до 19 часов