Сказка Дюймовочка перевод  А.Ганзен 2 стр читать

Вскоре крот в самом деле пришел в гости к полевой мыши. Он был такой важный, ученый и богатый; шуба на нем была бархатная и очень красивая.


Дом у него был раз в двадцать раз больше, чем домик полевой мыши. Там было много больших комнат и длинных коридоров, но солнце никогда не заглядывало туда. Крот терпеть не мог солнца и не выносил цветов — он ведь их никогда не видел.


Дюймовочку заставили петь для важного гостя, и она спела две песенки, да так хорошо, что крот сразу полюбил ее. Но он не сказал ни слова — он был такой степенный и солидный господин.
А потом крот прорыл под землей длинный подземный ход от своего дома к самой норке полевой мыши и пригласил старую мышь и Дюймовочку прогуляться по этому подземному ходу.


Крот взял в рот гнилушку — в темноте ведь гнилушка светит все равно что свечка — и пошел вперед, освещая длинный широкий коридор. На полпути крот остановился и сказал:
- Здесь лежит какая-то птица. Но вам ее нечего бояться — она мертвая.


И крот проткнул своим широким носом дырку в потолке — дневной свет проник в подземный ход, и Дюймовочка увидела мертвую ласточку. Это была настоящая птица, с перьями и с клювом; она, должно быть, умерла недавно, в начале зимы, и упала в норку крота.


Крылышки мертвой птички были крепко прижаты к телу, ножки и голова были спрятаны в перышки. Бедная ласточка, наверное, умерла от холода. Дюймовочке стало очень жалко ее, она так любит птичек — ведь они целое лето пели ей свои чудесные песенки. Но крот толкнул ласточку своими короткими лапками и сказал:


- Теперь уж не посвистишь! Да, не хотел бы я родиться вот такой печужкой! Она только и умеет чирикать и щебетать, а придет зима — что ей делать: помирай с голоду и холоду. Вот уж моим детям зимы не придется бояться.


- Да, да! — сказала полевая мышь. — Какой прок от этого чириканья? Песнями сыт не будешь, чириканьем зимой не согреешься.


А Дюймовочка молчала, но когда крот и мышь повернулись к птице спиной, Дюймовочка нагнулась к ласточке, раздвинула перышки и поцеловала ее прямо в закрытые глаза.


«Может быть, это та самая ласточка, которая так чудесно распевала летом? — подумала девочка. — Сколько радости доставила ты мне, милая птичка!»


Потом крот заткнул дыру в потолке и проводил старуху мышь и Дюймовочку домой.


Ночью Дюймовочке не спалось. Она встала с постельки, сплела из сухих былинок большой ковер, прошла в подземный ход и прикрыла ковром мертвую птичку.

Потом Дюймовочка принесла из мышиной норки пушистый мягкий мох и устроила из него постельку, чтобы мертвой птичке удобнее было лежать.


- Прощай, милая ласточка! — сказала Дюймовочка. — Прощай! Спасибо тебе за то, что ты так чудесно пела мне летом, когда все деревья были еще зеленые, а солнышко так славно грело!

И она склонила головку на грудь птички и вдруг испугалась: она услышала, как в груди ласточки что-то стучит. Это забилось сердце птицы: она была не совсем мертвая, а только окоченела от холода. Теперь она согрелась и ожила.


Дюймовочка дрожала от страха — ведь птица была просто великаном по сравнению с такой крошкой. Но все-таки Дюймовочка собралась с духом, поплотнее закутала ласточку ковриком, а потом сбегала, принесла листок мяты, которым сама укрывалась, и покрыла им голову птицы.


На следующую ночь Дюймовочка опять потихоньку пробралась к птице. Ласточка уже совсем ожила, только была еще очень слаба и еле-еле открыла глаза, чтобы посмотреть на девочку. Дюймовочка стояла перед нею с кусочком гнилушки в руках — другого фонаря у нее не было.


- Спасибо тебе, милая крошка! — сказала больная ласточка. — Я так славно согрелась. Скоро я совсем поправлюсь и опять полечу на солнышко.
- Ах, — сказала девочка, — теперь так холодно, идет снег! Останься лучше в своей теплой постельке, а я буду ухаживать за тобой.


Дюймовочка принесла птичке воды в цветочном лепестке и несколько ячменных зернышек. Ласточка попила и поела, а потом рассказала девочке, как она поранила себе крыло о терновый куст и не могла улететь вместе с другими ласточками в теплые края. Пришла зима, стало очень холодно, и она упала на землю… Больше ласточка уже ничего не помнила, и как попала сюда, в подземелье, она не знала.


Всю зиму прожила ласточка в подземелье, а Дюймовочка ухаживала за ней.


Ни крот, ни полевая мышь ничего не знали об этом — они ведь совсем не любили птичек.
Когда настала весна и пригрело солнышко, Дюймовочка открыла дыру, которую проделал в потолке крот, чтобы ласточка смогла улететь.


Ласточка спросила, не хочет ли девочка отправиться вместе с нею, — пускай сядет к ней на спину, и они полетят в зеленый лес. Но Дюймовочке было жалко старую полевую мышь — она знала, что старухе без нее будет очень скучно.


- Нет, я не могу улететь с тобой, — сказала девочка ласточке.
- Прощай, прощай, милая девочка! — прощебетала ласточка и вылетела на волю.


Дюймовочка посмотрела ей вслед, и слезы закапали у нее из глаз — уж очень полюбила она птичку.
- Тви-вить, тви-вить! — крикнула ласточка и скрылась в зеленом лесу.


А Дюймовочка осталась в мышиной норе. Теперь ей жилось очень плохо. Ей совсем не позволяли выходить на солнышко, а поле вокруг норки полевой мыши заросло высокими, толстыми колосьями и казалось Дюймовочке дремучим лесом.


И вот однажды пришел старый крот и посватался к Дюймовочке.
- Ну, теперь тебе нужно готовить приданое, — сказала старуха мышь. — Ты выйдешь замуж за важного гоподина, и надо, чтобы у тебя всего было вдоволь.


И Дюймовочке пришлось по целым дням прясть пряжу.
Старуха мышь наняла четырех пауков для тканья, и они днем и ночью сидели в мышиной норе и ткали разные ткани.


А толстый слепой крот приходил каждый вечер в гости и болтал о том, что скоро лету будет конец, солнце перестанет палить землю и она снова станет мягкой и рыхлой. Вот тогда они сыграют свадьбу. Но Дюймовочка все грустила и плакала: она совсем не хотела выходить замуж за толстого крота.
Каждое утро, на восходе солнца, и каждый вечер, на закате, Дюймовочка выходила на порог мышиной норки; иногда ветер раздвигал верхушки колосьев, и ей удавалось увидеть кусочек голубого неба.


«Как светло, как хорошо тут, на воле!» — думала Дюймовочка и все вспоминала о ласточке; ей очень хотелось бы повидаться с птичкой, но ласточки нигде не было видно: должно быть, она летала там, далеко-далеко, в зеленом лесу.


И вот наступила осень. Приданое Дюймовочки было готово.
- Через четыре недели твоя свадьба! — сказала Дюймовочке полевая мышь.


Но Дюймовочка заплакала и сказала, что не хочет выходить замуж за скучного крота.
- Глупости! — сказала старуха мышь. — Не упрямься, а не то я укушу тебя своим белым зубом. Чем тебе крот не муж? У самой королевы нет такой черной бархатной шубки, как у него! Да и в погребах у него не пусто! Бога благодари за такого мужа!


Наконец настал день свадьбы, и крот пришел за своей невестой. Теперь Дюймовочке придется переселиться в кротовую нору, жить глубоко под землей, и никогда она не увидит солнца: крот ни за что не позволит ей выходить из норы!


А бедной Дюймовочке было так тяжело навсегда распроститься с ясным солнышком! И Дюймовочка вышла взглянуть на солнышко в последний раз.


Хлеб был уже убран с поля, и из земли опять торчали одни голые, засохшие стебли. Девочка отошла от мышиной норки подальше и протянула к солнцу руки:
- Прощай, солнышко, прощай!


Потом она увидела маленький красный цветочек, обняла его и сказала ему:
- Поклонись, цветочек, от меня милой ласточке, если увидишь ее!
- Тви-вить, тви-вить! — вдруг раздалось над ее головой.

  • Юморашка в социальной сети Вконтакт

umorashka@gmail.com

ул. Воздвиженка, 3/5, Москва, 119019

© 2016 - 2019 г. by  Umorashka.ru

тел: +7 966 337 52 50 с 9 до 19 часов